Процедура формирования конкурсной массы затягивается на годы, едва ли удастся удовлетворить даже кредиторов первой очереди, не говоря уж о третьей, в которой саморегулируемые организации и их Нацобъединения

СРО и разбитые банки

В середине 2010-х Банк России взялся за нужное и непростое дело – начал санацию банковской сферы. Процесс разгребания авгиевых конюшен назревал давно, и, видимо, только к этому периоду руководство финансовым сектором накопило достаточно ресурсов и прокачало политическую волю, чтобы решиться на такой шаг.

За пять лет было лишено лицензии более 300 банков-прачечных, которые использовались для обнала и вывоза капиталов из страны. Несколько крупных кредитных учреждений, таких, как Промсвязьбанк или «Открытие» сменили владельцев и перешли под контроль государства. Расходы на эту непростую процедуру оказались колоссальными, однако, благодаря активной политики АСВ, удалось завершить санацию, не допустив социальной напряжённости.

Что в общем-то и понятно. Большая часть россиян имеет, скорее, «отрицательные активы», то бишь, долги перед банками. Так что для них если что-то и поменялось, то только юридическое лицо, которому они должны. Из остальных мало кто держал на депозите суммы, больше застрахованных на 1,2 миллиона рублей. Всё-таки, если у человека появляются накопления такого размера, то это уже говорит о наличии определённого уровня финансовой грамотности и понимании таких вещей, как работа с рисками и диверсификация.

А вот кто действительно пострадал, так это юридические лица. Обычные предприятия волна банковских расправ затронула в меньшей мере, хотя и была не очень приятной – пропали оборотные средства, которые лежали на расчётном счету и, как правило, составляли малую часть от всех активов. Но вот строительные, проектные и изыскательские саморегулируемые организации оказались в особом положении. Ведь они обязаны свою «кубышку» хранить именно в банках. И многие собранные с большими трудами компенсационные фонды моментально превратились в долговые обязательства.

При этом законодатели не пожелали сделать для таких организаций никаких оговорок. В качестве кредиторов СРО оказались на общих основаниях, в третьей очереди, практически, не имея никаких шансов на возврат своих денег. А вдобавок появился ещё Федеральный закон № 372-ФЗ, который, в его ростехнадзоровской трактовке, потребовал предъявить компенсационные фонды в целости и сохранности – в размере пресловутого «исторического максимума».

Разумеется, никто не отрицает и вину отдельных топ-менеджеров и владельцев СРО, которые вполне осознанно размещали деньги строителей, проектировщиков и изыскателей в разных поле-чудес-банках, кладя в карман солидные проценты и исходя из принципа «не своё – не жалко». Но при этом букву закона они не нарушали. И значит, за высокорискованные операции с компфондами ответ пришлось нести тем же строителям, проектировщикам и изыскателям, вынужденным собирать деньги по новой.

Были демонстративно отклонены и все предложения со стороны сообщества, которое видело свои пути решения проблемы – это и амнистия компфондов, и идея о том, чтобы учитывать кредитные требования как тело компфонда. Вместо этого Национальные объединения на пару с Ростехнадзором азартно запустили механизм перерегистрации, закрывая одни союзы с ассоциациями и открывая другие – с теми членами, руководителями, офисами, но собранными по новой деньгами.

Однако остаётся открытым вопрос – чем же в итоге завершилась история с банкротными банками, насколько удалось вернуть потерянные саморегулируемые сокровища? Ответ, по логике вещей, нужно спрашивать у Агентства по страхованию вкладов.

К сожалению, АСВ особо порадовать ничем не может. Достаточно пройтись по самым громким банкротным историям.

 

ОАО КБ «Мастер-Банк»

Лицензия отозвана 20 ноября 2013 года. Выплачено 31,05 миллиарда рублей, осталось выплатить 238,7 миллиона. Вроде бы, огромный процент средств возвращён. Однако при этом речь идёт, в основном, о вкладах. Кредиторам возвращено 20,5 миллиарда рублей. Из них удовлетворено требований кредиторов первой очереди на 44,71%, все остальные очереди – по нолям. В том числе 15,7 миллиарда суммарных требований кредиторов третьей очереди, считая состоящих в реестре и за реестром. Выплаты продолжаются по сию пору, однако динамика формирования конкурсной массы давно сошла на нет. Основные объёмы были собраны в 2014 году (15,5 миллиарда рублей), а за 2021 год наскребли только 475 миллионов рублей.

 

ООО КБ «Интеркоммерц»

Лицензия отозвана 8 февраля 2016 года. И здесь АСВ бодро рапортует о том, что программа страхования вкладов закрыта на 99,84% – гражданам возвращено 64,26 миллиарда рублей, осталось выплатить 101,7 миллиона. Кредиторам вернули 6,32 миллиарда рублей из взыскиваемых 67,64 миллиарда. То есть, менее 9%. Опять-таки, только тем, кто вошёл в первую очередь. Здесь, как ни странно, сбор конкурсной массы из года в год продолжается вполне бодрыми темпами. Если в2016 году она составила 3,87 миллиарда рублей, то в 2020-ом было 888 миллионов, а в 2021-ом – 1,52 миллиарда.

 

ООО «Внешпромбанк»

Одно из крупнейших кредитных учреждений страны. Банк входил в топ-50 и его коллапс стал полной неожиданностью для бизнеса. Лицензию отозвали 21 января 2016 года. По системе страхования вкладов выплачено 44,96 миллиарда рублей, осталось 117 миллионов (погашены обязательства на 99,74%). Кредиторам выплачено 17,63 миллиарда. Обязательства по перовой очереди закрыты на 22,2%, остальные ждут. Формирование конкурсной массы сошло на нет – в 2016 году было собрано 13,2 миллиарда рублей, в 2021-ом только 541 миллион.

 

ООО КБ «Монолит»

Лицензия отозвана 5 марта 2014 года. Обязательства перед вкладчиками погашены на 99,86%, выплачено 5,06 миллиарда, осталось 2,03 миллиона рублей. Кредиторы получили 264 миллиона рублей – и это 5% только от того, что полагается кредиторам первой очереди. Шанс, что остальные увидят хоть что-то крайне мал. Конкурсная масса формируется вяло. В первый год собрали 386 миллионов, в 2020-ом – 2,6 миллиона, в 2020-ом – 71 миллион рублей.

 

***

Подводя итог, можно сказать, что с точки зрения государства, вопрос с санацией банковской сферы закрыт. Полукриминальные и сомнительные структуры были очищены. Ряд частных банков стал государственными, остальные, кто смогли вписаться в новые правила игры, перешли под жёсткий контроль. Вопрос с вкладчиками, потерявшими свои деньги, тоже практически решён – везде АСВ смогло вернуть более 99% от гарантированных сумм. А вот кредиторам ждать особенно нечего. Процедура формирования конкурсной массы затягивается на годы, ручейки становятся всё скуднее и едва ли в итоге удастся удовлетворить даже кредиторов первой очереди.