По ком звонит Колокольцев

14 0

По ком звонит Колокольцев

Знаете, чего я не люблю больше всего, дорогие мои?

Я не терплю непрофессионализм и человеческую глупость. Умному человеку я лично могу простить очень многое, но когда приходится разговаривать с идиотом — это невыносимо. Причем практически каждый придурок мнит себя умницей, что еще противнее.

Но еще больше мне не нравится, когда идиотами считают окружающих, причем без малейших на это оснований. Как, например, Андрей Макакревич, который на голубом глазу заявляет, что 80% населения — это придурки.

Но это ладно, Макаревич сам, мягко говоря, имеет низкую разрешающую способность мозга, поэтому он склонен к обобщениям. Ни один умный (я уже не говорю — воспитанный) человек никогда и ни при каких обстоятельствах такого не скажет. Но речь не об этом.

Народ, ребята — это не быдло, как бы ни хотелось вам думать обратное. Вы очень-очень ошибаетесь, когда так думаете. И кормить народ байками — последнее дело.

Так вот, я ничего не писала по Ивана Голунова, потому что мне это неинтересно. Либеральные вопли, пикеты в поддержку униженного и оскорбленного, пакетики с наркотиком, домашний арест — все это прошло мимо меня. Разберутся. Мне это все скучно.

Освобожден из-под домашнего ареста этот ментальный сын Гозмана, который тоже имеет разные глаза, и слава Богу. Ходит, радуется, собаку на руках носит. Молодец. Интересно, он с Паниным не дружит? Не надо бы, конечно.

Но это ладно, это ерунда. А вот выступление генерала полиции Колокольцева Владмира Александровича меня, мягко говоря, удивило. Мягко говоря!!! Я даже почувствовала себя так, как будто живу на Украине

Все эти подставы с наркотиками с последующими составляющими — дело до такой степени обыденное, как ни печально это сознавать, что давно никого не удивляет. Я терпеть не могу прокурорских работников — я сейчас не про следователей, а про «надзирающий орган», который «поддерживает обвинение». Бог с ними, если бы не полиция, мы бы захлебнулись в бытовухе. Труд у них тяжелый, я точно знаю. И некоторые выполняют свою работу очень достойно.

Так вот, о генерале Колокольцеве, который выступил после того, как в отношении Ивана Голунова прекратили уголовного преследование.

Зачем он выступил — вопрос отдельный, и я, честно говоря, не знаю ответа на него. Мало ли кого задерживают, а потом отпускают? Бывают судебные и следственные ошибки, бывают недоработки, бывают прекращенные уголовные дела. Не так, чтоб очень часто, но бывают. И не по каждому из них выступают генералы полиции с объяснениями. Ох, не по каждому!

Но дело и не в том, зачем он выступил. У него свои резоны и не мне о них судить. Но вот зачем нести чушь с федерального канала?

Когда я услышала, что, оказывается, уголовное преследование в отношении Голунова прекращено за недоказанностью его причастности к преступлению! За недоказанностью, Карл!

Скажите мне, товарищи и господа, генерал полиции Колокольцев В.А. не в курсе, что с декабря 2001 года в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации отсутствует такое основания для прекращения уголовного преследования, как недоказанность? Для него это новость? Человек, работающий в системе МВД с 1982 года, так изысканно оговорился?

Как вы думаете, почему у нас в системе МВД за уши тащут дело в суд, даже если у него очень сомнительная судебная перспектива? Почему государственные обвинители так часто несут откровенную ахинею, поддерживая обвинение, и упорно говорят на черное, то это — белое? Да, суды иногда (и даже часто) закрывают глаза на явные огрехи следствия, поэтому ребята и не слишком заморачиваются, но все-таки….

А я вас скажу. Может, пригодится кому-нибудь.

Так вот, когда в 2001 году принимали новый УПК, из него убрали формулировку «недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления», которая содержалась в п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РСФСР. Хорошая была статья! По ней можно было прекратить уголовное преследование по нереабилитирующим основаниям. Прекратили, дали пинка бывшему обвиняемому и он пошел домой радостный. И ни у кого никаких проблем.

А сейчас нереабилитирующее основание — примирение сторон, и то не по всем статьям оно возможно. Деятельное раскаяние еще — но тоже не по всем статьям. С наркотиками точно не пролезет!

Можно прекратить уголовное преследование по делам, связанным с наркотиками, если доказательств вины нет и не предвидится, только за отсутствием состава преступления. То есть преступление было, а вот какого-то элемента состава — нет. Обычно нет субъективной стороны (вины). Нельзя хранить или сбывать наркотики по неосторожности, понимаете? По неосторожности можно сбить человека на машине. А хранить наркотики можно только умышленно.

А «отсутствие состава преступления» — основание реабилитирующее. То есть — перед бывшим обвиняемым должен извиниться прокурор, и он получает право на возмещение морального вреда от государства. Это право прямо предусмотрено законом. Кому интересно, посмотрите, что это за такой уголовно-процессуальный институт — реабилитация. Очень рекомендую! Свои права надо знать.

Так вот, прокуроры очень не любят извиняться, а государство — платить деньги. Кроме того, за такие вот прекращения должностные лица здорово получают по шапке. Кому это надо? Вот и пихают дела в суд, вместо того, чтобы «прекратить за недоказанностью».

Зря убрали это основание, кстати. Многим людям из-за этого жизни сломали или как минимум — испортили.

Но это ладно. У нас есть для этого специальный орган, где все время работают языком — в смысле, вносят всякую законодательную инициативу. Отменяют старые законы, придумывают новые, потом их меняют…Жизнь динамична, никуда не денешься.

Но вот зачем генерал Колокольцев говорит заведомую неправду? Или он плохой профессионал, который не знает элементарных вещей? Или он совершенно искренне считает всех окружающих идиотами?

Может быть, конечно, он просто хотел сказать, что не нашли достаточно доказательств вины Голунова, поэтому прекратили уголовное преследование — это другой разговор. ..

По ком звонит Колокольцев

Дилетант о политике

Комментариев нет

Отставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девять + 8 =