Мой Буденновск — С.Милицкий

12 0

В начале лета 1995 года были освобождены заложники из Буденновской больницы.

Повторяться о том, что уже было сказано, не хочу. За это время, что прошло с момента того боя, прошло уже 24 года, и написано было всего предостаточно. Конечно, каждый имеет свою точку зрения, поэтому полностью я не со всем соглашусь.

События этого штурма я хочу рассказать со своей точки зрения, именно так, как все видел я, Милецкий Сергей, старший лейтенант. У меня есть определенный опыт службы в разных отделениях органов безопасности, поэтому я точно знаю, что только хорошо подготовленные боевики, могут выполнять четко все задачи, и точно о своих действиях рассказывать.

За свои 26 лет, мне еще не приходилось находиться непосредственно на линии огня, в настоящем бою. За все время службы, я конечно посетил много различных мероприятий, но настолько серьезных не было.

По плану у нас были шашлыки, но все планы рухнули, когда объявили тревогу. Нас отправили в аэропорт. Нам лишь сказали, что под захват противника попал город на Северном Кавказе. Уже находясь на борту, мы смогли поспать, после того, как наши пулеметы были полностью подготовлены и снаряжены.

Мой Буденновск — С.Милицкий

На место мы прибыли посреди ночи 15 июня. Началась подготовка к предстоящему штурму, правда не все еще осознавали, что он на самом деле будет.

На следующий день, уже ближе к вечеру я смог прилечь на постель, чтобы отдохнуть. Но отдых был коротким, среди ночи нас построили, предупредив о штурме. Все оставались спокойными, паники среди нас не было. Я хотел поначалу оставить свои часы, чтобы они были переданы сыну, если я не вернусь. Но потом я почему-то передумал, решил, что смогут сам их ему подарить.

Когда нас построили, чтобы отдать приказ, я сразу заметил наличие у солдат, которые относились к внутренним войскам, ручных гранат, а также гранатометов. Это помимо пулеметов.

Мы ехали на автобусе, затем продолжили путь пешком. Довольно скоро раздались первые выстрелы, хотя, по моему мнению, расстояние до госпиталя было еще приличным. Возле ближайшего здания мы увидели подразделение Михайлова, именно его и обстреливал противник.

Заданием для нас было подойти к больнице. Для этого необходимо было пройти гаражи, и зайти через пищеблок. В этом вопросе я полностью руководствовался указаниями своего командира. С товарищем по группе мы прошли в гаражи, сделав в заборе проход. В непосредственной от нас близости велась стрельба, и очень сильная, но мы смогли попасть в здание пищеблока.

Сколько времени прошло, я не помню. Но мы услышали о том, что сильно ранило одного нашего бойца. Он в это время находился в главном дозоре. Огонь был очень сильным, и его даже не могли вытащить. Но даже не смотря на это, я ему в какой-то степени завидовал, ведь он больше продолжать участвовать в этом бою не будет. Конечно, не все смогут меня понять в этом вопросе. Но такими были мои мысли.

Когда мы подошли к больнице, нас было пять человек, во главе с командиром Деминым. Мне показалось, что как-то быстро наступил рассвет. Тогда я и услышал по станции, что потерял руку наш солдат, Соловов Владимир. Он прикрывал всю нашу группу, пока мы подходили к зданию больницы.

Я очень хорошо запомнил, еще с того момента, когда учился в военном училище, что нужно при себе иметь дымовые шашки. При помощи них можно вытащить человека под обстрелами, так как будет прикрытие дымом. И хотя до Володи оставалось совсем немного, вытащить его мы не смогли. Я кинул пару шашек, но сплошная линия огня не позволила нам подойти. Его мы более не слышали..

Нам необходимо было отвлекать внимание боевиков на себя, чтобы основная группа могла попасть внутрь здания. Мы стреляли поверх окон, а также по перекрытиям.

Выполнить первое задание не составляло никакого труда. Из своего укрытия, мы очереди стреляли по зданию. И конечно, противник нас заметил практически сразу, поэтому, и вторая задача была выполнена. Мы попали под сильный обстрел противника, отвлекая его, таким образом. Но решить следующую задачу оказалось труднее, поскольку попасть внутрь здания было не так просто. Дверь сильно завалена была с внутренней стороны. И даже пулеметная очередь по ней, которая велась в упор, не могла дать необходимого результата. Но мы пытались и дальше, всеми силами, попасть внутрь. Мы находились под непрекращающимся обстрелом противника со всех сторон. Повезло нашей группе, поскольку мы находись в мертвой зоне, где вреда от обстрела практически не было. Но, интенсивность огня лишь только возрастала. И в мою следующую очередь вести огонь по противнику, я получил ранение, поскольку был разбит угол, за которым я стоял. Пуля попала в бедро, после чего срикошетила. Поэтому, мне практически не было больно, и кровь сразу же остановилась от того, что оболочка пули, будучи слишком горячей, ее прижгла.

Огонь все усиливался, тогда наш командир, на верхний этаж кинул гранату, которая пролетела над нашими головами. Обстрел на время был прекращен. Мы понимали, что нас также могут забросать гранатами, поэтому на подмогу нам вышли снайперы, чтобы прикрыть нашу группу от обстрела сверху.

В это время противник стал кидать по нам гранатами. Я получил свою долю, почувствовал попадание чего-то в глаз. Демин посмотрел на меня, хотел выяснить, что именно с моим глазом. Я вряд ли смогу забыть этот взгляд. Бинтовать мне голову начали сверху каски, ведь обстрел гранатами все не прекращался. Мы выбрали наиболее безопасное в той ситуации место, но все равно получали осколки. Конечно, больше всего на себя принимали наши бронежилеты. В какой-то миг я почувствовал, что мне оторвало руку, когда она подлетела вверх. Но мне показалось, я смог пошевелить пальцами, значит все нормально. Нам нужно было уходить, хотя обстрел так и не прекращался. Когда командир дал приказ «Вперед», мы с товарищем по группе изо всех сил стали бежать. Было не более 20 метров, и мы просто неслись, но пули оказались быстрее нас. Догнали они нас уже перед воротами, где было укрытие. Туда мы смогли лишь заползти, и то при помощи ребят, которые просто вытащили нас за ворота. Мне попала пуля в ногу, но я смог встать, и ощущал себя в тот момент счастливым, просто от того, что выжил.

Этот бой для меня закончился.

Кавалер четырех орденов Мужества,

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА»

полковник С. Милицкий

Комментариев нет

Отставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

пятнадцать − 1 =