Иностранные военные на службе Российской Империи

Не имея возможности сделать карьеру у себя на родине, эти офицеры отправились в далекую незнакомую Россию, которая по достоинству сумела оценить их таланты и способности.

1. Патрик Гордон

Иностранные военные на службе Российской Империи

До перехода на русскую службу шотландец Патрик Леопольд Гордон оф Охлухрис успел послужить Швеции и Польше. Он настолько ярко проявил себя в ходе русско-польской войны (1654-1667 гг.), что восхищенный русский посол в Варшаве Замятня Леонтьев уговорил его перейти в стан царя Алексея Михайловича.После многих лет, проведенных в войнах против турок и крымских татар на южных рубежах русского государства, Патрик Гордон стал одним из приближенных и соратников Петра Первого, помогая ему осуществлять масштабные преобразования в стране. Прекрасный теоретик и практик военного дела, он стал «крестным отцом» русской гвардии: занимался боевой подготовкой первых гвардейцев, обучал их способам построения, введению фортификационных работ, устройству военных лагерей и т.д.

В качестве одного из командующих шотландец принял участие в Азовских походах 1695-1696 годов, в ходе которых Россия сделала первый шаг в сторону закрепления в регионе Черного моря. На похоронах Патрика Гордона, скончавшегося в 1699 году, Петр Первый произнес: «Я даю ему только горсть земли, а он дал мне целое пространство земли с Азовом».

2. Христофор Миних

Иностранные военные на службе Российской Империи

Когда в 1721 году саксонский граф Бурхард Кристоф фон Мюнних получил приглашение поступить на службу российскому правителю Петру Первому, он уже успел послужить в качестве военного инженера в четырех европейских армиях и пройти бесчисленное количество войн и конфликтов. В России же однако граф фон Мюнних (именуемый Христофором Антоновичем Минихом) первое время занимался в основном гражданскими объектами: прокладывал дороги, строил порты и обходные каналы.

С воцарением Анны Иоанновны в 1730 году Миниху поручили реформирование армии. Христофор Антонович проделал огромную работу: привел в порядок армейские финансы, учредил гарнизонные школы и госпитали для раненых, основал первый в России Шляхетский кадетский корпус. При нем в русской армии появились первые гусарские и саперные полки, было построено и модернизировано более полусотни крепостей.

Миних проявил себя и на поле боя как военачальник. В 1736 году русская армия под его командованием впервые в истории вторглась в Крым и сожгла столицу Крымского ханства Бахчисарай. 28 августа 1739 года полководец разбил численно превышающую его армию Османской империи (60 тысяч против 90 тысяч человек) в битве под Ставучанами, потеряв всего 13 солдат (потери противника составили больше тысячи). Эта победа развеяла легенду о «непобедимых турках» и положила начало череде успехов, которые сопутствовали русским войскам в войнах с Турцией на протяжении всего 18 века.

Настоящий солдат, Христофор Антонович не слишком хорошо ориентировался в хитросплетениях придворных интриг. В 1741 году по приказу Елизаветы Петровны его отправили в ссылку на Урал, где он провел 20 лет. В 1762 году император Петр III вернул 78-летнего Миниха в Санкт-Петербург.Сумасбродный и непредсказуемый монарх сумел настроить против себя все свое окружение, что в итоге привело к его свержению и воцарению его супруги Екатерины II. Благодарный за освобождение фельдмаршал был чуть ли не единственным, кто остался верен Петру III в момент переворота. Императрица не стала карать старого немца. Напротив, она осуществила его давнюю мечту — назначила губернатором Сибири, кем он и был до своей смерти в 1767 году.

3. Самуил Грейг

Иностранные военные на службе Российской Империи

Как и многим шотландцам до и после него, Самуилу Грейгу было совсем не просто продвинуться в системе британского военно-морского флота. Узнав, что Россия нуждается в способных иностранных морских офицерах, он долго не колебался.

В ходе Чесменского сражения (1770 г.), одного из самых славных в истории России, Грейг руководил ударной группой из брандеров, нанесшей решающий удар по османскому флоту. В результате боя противник потерял 15 из 16 своих линейных кораблей, 6 фрегатов, а также 11 тысяч солдат и моряков.

Самуил Грейг проявил себя не только в бою, но немало сделал и для развития российского военно-морского флота. Благодаря ему была существенно усовершенствована корабельная артиллерия, разработаны новые типы судов, а подводную часть кораблей впервые в России стали обшивать медными листами, что позволило улучшить их ходовые качества.

4. Роман Кроун

Иностранные военные на службе Российской Империи

В 1788 году 34-летний лейтенант британского флота шотландец Роберт Кроун поступил на службу в Балтийский флот России, где получил русское имя Роман Васильевич и командование над парусно-гребным катером (коттером) «Меркурий». Ему не пришлось долго ждать момента проявить себя — в том же году началась война со Швецией (1788-1790 гг.).

Кроун обладал решительностью и храбростью, умел правильно выбирать момент для нападения. Имея на борту всего 24 пушки, он смело атаковал и взял на абордаж 44-пушечный фрегат «Венус», а также помог захватить 64-пушечный корабль «Ретвизан». В Выборгском сражении 3 июля 1790 года его «Меркурий» потопил 12 шведских гребных судов.

Участие в последовавших затем войнах против Франции вознесло Кроуна на вершину карьерной лестницы. Шотландец хорошо показал себя в англо-русском вторжении в Голландию, а также в морской блокаде французских и датских портов. В 1814 году вице-адмиралу Роману Кроуну была оказана особая честь — на флагманском корабле его эскадры король Людовик XVIII вернулся во Францию из своего изгнания в Англии.

5. Логин Гейден

Иностранные военные на службе Российской Империи

Когда в 1795 году французская армия оккупировала Нидерланды и вынудила бежать ее штатгальтера (правителя) принца Вильгельма V Оранского, морской офицер граф Людвиг-Сигизмунд Густав фон Гейден остался верен изгнаннику, за что на несколько месяцев попал в тюрьму. Выйдя на свободу, он решил, что дальнейшее пребывание на родине может быть для него опасным, и присягнул на верность России.

На долю графа, ставшего на русский манер Логином Петровичем Гейденем, выпали войны со Швецией 1808-1809 годов и наполеоновской Францией, но главной битвой его жизни стало Наваринское сражение против турецко-египетского флота в 1827 году.

Эскадра дослужившегося до звания контр-адмирала Гейдена не только выдержала главный удар противника, но в итоге разгромила его центр и правый фланг. Победа сыграла немалую роль в успехе греческого национально-освободительного движения, и Греция не забыла подвиг флотоводца: в честь него была названа улица в Афинах, в Пилосе установили памятник, а в столетний юбилей знаменательной битвы издали почтовую марку с изображением Логина Петровича.